Мальчик Идэ

Хантыйские сказки

Жил-был мальчик Идэ. Рано остался он круглым сиротой. Отец его, охотник, ушел однажды в тайгу на промысел и не вернулся. А вскоре умерла и мать. Взяла мальчика к себе старая бабушка. Любила бабушка внука, и Идэ тоже любил бабушку. Целый день бегал за ней по пятам: бабушка к речке - и Идэ за ней, бабушка в лес - и Идэ с нею. А один никуда от избушки не отходил: боялся. - Стыдно таким трусом быть,- говорила ему бабушка.- Ведь ты уже большой мальчик, а всего боишься. Молчит Идэ. А бабушка думает: Как бы его храбрым вырастить? Другие в его годы и за рыбой, и за птицей в лес одни ходят, а мой Идэ ни шагу без бабушки . В тот год в тайге много кедровых орехов уродилось. Вот бабушка как-то и говорит: - Пойдем, Идэ, орехи собирать. - Пойдем, бабушка. А в лес надо было плыть по реке. Собрала бабушка берестяные корзинки и села в челнок. Идэ рядом с ней пристроился... Оттолкнулись веслом от берега и поплыли. День выдался ясный, теплый. Проплыли бабушка с Идэ две песчаные косы, миновали и третью. К четвертой косе причалили. Вытащили челнок на берег, сами на горку поднялись, в тайгу вошли. Стали бабушка и Идэ орехи собирать. Высокие кедры прячут в ветвях зрелые шишки. Бабушка ударит по сучку колотушкой - шишки сами на землю и падают. Носят бабушка с внуком полные корзинки шишек в челнок. Так много орехов набрали, что на всю зиму хватит. Можно бы и домой ехать. А бабушка села на пень и думает: Надо, чтобы внучек мой храбрым вырос. Испытаю я сегодня его, оставлю на ночь в лесу. Медведи и волки здесь не водятся, а остальные звери не страшны . Подумав так, говорит бабушка внуку: - Ой, Идэ, забыла я на горке еще одну полную корзинку. Сбегай, внучек, принеси. Побежал Идэ на горку. А бабушка села в челнок, оттолкнулась от берега и поплыла. Глядит Идэ с горы: уплывает бабушка, все дальше и дальше уносит ее река. Закричал Идэ с горы, заплакал: - Бабушка! Бабушка! Что же ты меня одного оставила? А бабушка с лодки отвечает: - Побудь здесь ночку, внучек, а я утром приеду за тобой. Так и уплыла. Идэ один на берегу остался. Что же теперь со мной будет? - думает он.- Пропаду я тут один, конец мне пришел . А солнышко тем временем уже низко за тайгу опустилось. Вечереет, скоро ночь наступит. Стал Идэ над рекой от дерева к дереву бродить - ищет, где бы на ночлег устроиться. В большом старом кедре увидел он глубокое дупло. Залез туда, свернулся клубочком и лежит тихонько. Сам ни жив ни мертв от страха. Потемнела тайга, нахмурилась. Ветер поднялся, дождь пошел. Падают шишки на землю, стучат по стволу. Совсем испугался Идэ. Спрятался он еще глубже в дупло, дрожит, боится, как бы звери не пришли. А его никто и не думает есть. Только кедры шумят под дождем. Как ни трусил Идэ, все-таки понемножку засыпать начал. Всю ночь и провел в дупле. Утром просыпается, смотрит: светло, небо ясное, день жаркий, солнечный. Шумят над ним свежие зеленые ветки, а птицы так и заливаются. Жив ли я? - думает Идэ со страхом. Стал он сам себя ощупывать: правую руку протянул - тут рука, левую протянул - и левая тут. Голова на месте и ноги целы. Никто не съел. Вылез Идэ из дупла. Смотрит: кругом на земле шишек видимо-невидимо. Ночью насыпались. Вот хорошо-то! Стал он шишки в кучу собирать. Большую кучу набрал. Глянул на реку, а у берега на песке знакомый челнок лежит и бабушка, кряхтя, в гору поднимается. Закричал Идэ бабушке издали: - Ты что же меня вчера одного оставила? А бабушка и отвечает: - Это я нарочно, Идэ. Я хочу, чтобы ты храбрым вырос. Ты - человек, а человек над всем на свете хозяин. А разве ты не хочешь храбрым быть? - Хочу,- тихонько говорит Идэ. Помирились Идэ с бабушкой. Пошли вместе орехи собирать. Опять целый челнок шишек набрали. Домой поехали. С тех пор перестал Идэ всего бояться. И в лес, и на реку-всюду один ходит. Нигде ему не страшно.